Лента новостей

Я - горный ручей, я люблю свой исток, свой родник, свое каменистое русло

«... я - горный ручей, я люблю свой исток, свой родник, свое каменистое русло. Я люблю те сумеречные ущелья, по которым протекает моя вода, те скалы, с которых она падает серебристыми водопадами, те тихие, ровные места, где она собирается в глубину, отражая в себе окрестные горы, небо и звезды в небе. Но я не говорю, что мне хватило бы одних ущелий. Я теку, - значит, у меня впереди цель. Я не только предчувствую, я вижу, я знаю беспредельную широту моря». Мое сердце всегда наполняет особая радость когда я читаю Гамзатова, но есть у него особенная книга . Мой Дагестан» -это не повесть, не роман, не путевые очерки. Это именно песнь, поэма в прозе, эпос об органичном и многоликом мире родины поэта, о ее настоящем, прошлом и будущем». Действительно, «Мой Дагестан» - поэтичная и в высшей степени эмоциональная книга. Поэзия пронизывает все ее части. «Мой Дагестан» обладает своим особым ритмом, подчеркиваемым повторами:
Поэзия присутствует в книге и в прозаических строчках, и самостоятельно. Поэзия проникла в «Мой Дагестан» двумя путями. Первый - особенности стиха Расула Гамзатова отразились на его прозаическом слоге: яркая образность, тонкость чувств и восприятий. Это тот
случай, когда проза, вобравшая в себя щедрый заряд поэзии, сверкает изнутри. Второй - непосредственные поэтические вставки в ткань прозы. Это осуществляется то в виде эпиграфа к отдельным главам, то втискивается в строку кстати пришедшее на память четверостишие или целая строфа, то приводится законченное стихотворение, то цитируется отрывок из поэмы. Тут использованы и народные песни, и Махмуд, и то, что было опубликовано раньше, и то, что сочинено Гамзатовым в процессе работы над его прозаической книгой

Расул Гамзатов это духовный родник не только для дагестанцев, но и для всех россиян

Люблю, и радуюсь, и стражду, И день свой каждый пью до дна, И снова ощущаю жажду, И в том повинна жизнь одна. Пускай покину мир однажды Я, жажды в нем не утоля, Но людям жаждать этой жажды, Покуда вертится Земля. Расул Гамзатов это духовный родник не только для дагестанцев, но и для всех россиян. И это чистейшая правда, многие далеко за пределами республики, по всей нашей необъятной стране, знакомы с его произведениями, такими как «Журавли», «Горянка»,» Мой Дагестан», Берегите друзей», «Матери» . С какой нежностью и трепетом отзывался поэт о родном Дагестане: «Когда я, объездивший множество стран, Усталый, с дороги домой воротился, Склонясь надо мною, спросил Дагестан: «Не край ли далекий тебе полюбился?» На гору взошел я и с той высоты, Всей грудью вздохнув, Дагестану ответил: «Немало краев повидал я, но ты По-прежнему самый любимый на свете.» Расул Гамзатов – наша гордость, честь, наш талант и наше все. Для нас он имеет равную значимость, как Пушкин для России

Амузгинцы отливали и ковали знаменитый булат , из которого изготовляли клинки для кинжалов , шашек , сабель

Этот труднодоступный аул мастеров по металлу впервые упоминается в документе , датированном 12 веком . Некогда легендарная кузница булатных клинков Амузги сейчас пребывает в развалинах . Лишь туристы , фотохудожники и археологи иногда нарушают величественный покой «орлиного гнезда». В своё время Амузги входил в состав средневекового государства Зерихгеран.Амузгинцы отливали и ковали знаменитый булат , из которого изготовляли клинки для кинжалов , шашек , сабель . А мастера из соседнего аула Кубачи делали для них рукоятки , ножны , украшали гравировкой , чернью , насечкой . В народе говорят , что обладателями амузгинских клинков были Чингисхан, Тамерлан , Надиршах, Наполеон, Имам Шамиль. Хочу также вспомнить стихотворение великого Расула Гамзатова . Ты нынче, амузгинское селенье, 
Походишь на подранка журавля. 
Чернеют очагов твоих каменья, 
И одичала скудная земля. 
И два-три дома, словно в целом свете 
Они одни под сенью облаков, 
Печально льнут к разрушенной мечети, 
Чей возраст старше десяти веков. 
И покосился памятников камень, 
Их оплела забвения трава, 
И превратился в прах под нею пламень 
Сверкавшего над горном мастерства. 
Ушли творцы прославленных булатов, 
Клинков, чья суть, как истина, гола. 
И унесли, как будто в землю спрятав, 
Потомственную тайну ремесла. 
Наполеону персы подарили 
Клинок Тимура, но велик Восток, 
И знатоки, взглянув, установили, 
Что это амузгинский был клинок. 
И там, где в небо вздыбленные глыбы, 
Как лошадей взметенных косяки, 
Имам Шамиль и все его наибы 
Носили амузгинские клинки. 
Царь почитал пред мужеством заслуги, 
И грозный пленник, по горам в тоске, 
Не потому ль Шамиль, живя в Калуге, 
Всегда при амузгинском был клинке? 
Искусством оружейника немало 
Весь белый свет ты удивлял, Кавказ. 
И сабля амузгинская предстала 
Мне в лондонском музее как-то раз. 
Я слышал о судьбе ее два сказа, 
Один о том, что некий из князей 
Бежал сюда и за клинок Кавказа 
Сто тысяч заплатил ему музей. 
Был сказ другой не менее реален, 
Границ Европы разрешив вопрос, 
Под небом Ялты эту саблю Сталин 
Британскому премьеру преподнес. 
Но вздрогнула даргинская вершина. 
Когда решили бравые мозги 
Переселить на плоскость до едина 
Всех жителей аула Амузги. 
И мастерства великого не стало, 
Которое в минувшие века 
Геройские легенды умещало 
На благородном лезвии клинка. 
И златокузнецов аул соседний — 
Склонил свою папаху Кубачи, 
Он провожал, как будто в путь последний 
Тех, кто ковал и сабли и мечи. 
И понял, что теперь уже не нужно, 
Как прежде, ладить около луны 
Ему для амузгинского оружья 
На целый мир хваленые ножны. 
И в Амузги пред временем не скроешь 
С обидной очевидностью того, 
Что нет среди утраченных сокровищ 
Сокровища ценней, чем мастерство

Could not load widget with the id 52.

Информационное сообщение

Сайт государственного оркестра народных инструментов Республики Дагестан создан в рамках программы "Электронное правительство" для осуществления планов правительства Российской Федерации направленных на всеобщую модернизацию административных отделений.