Лента новостей

Люблю дороги мира, они приводят меня в конце концов к народной музыке , к народным ритмам

Порой просыпаюсь с мыслями о том , что я наверное счастливый человек , что уже на протяжении такого количества лет я возглавляю этот оркестр . Люблю дороги мира, они приводят меня в конце концов к народной музыке , к народным ритмам.

Детство – лучшее время. Беззаботная пора, когда мы мечтаем, живем будущим. И хочется быстрее повзрослеть, а потом, спустя годы думаешь: ах, как быстро прошло это чудесное время и так неожиданно, не попрощавшись…

Детство – лучшее время. Беззаботная пора, когда мы мечтаем, живем будущим. И хочется быстрее повзрослеть, а потом, спустя годы думаешь: ах, как быстро прошло это чудесное время и так неожиданно, не попрощавшись…
Магомед Гусейнов мысленно уносится воспоминаниями в те далекие 40-50-е, когда в его жизнь постучалась музыка, очаровав его душу своей возвышенной красотой. Семья Гусейновых была многодетной – шестеро детей. Несмотря на дороговизну музыкальных инструментов, отец, поддавшись на уговоры сына, купил ему гармонь. Именно поддавшись, ведь он считал, что увлечение музыкой не должно препятствовать серьезному образованию. Но Магомед мечтал стать музыкантом, пианистом… почти как Ван Клиберн – первый лауреат международного конкурса им. Чайковского. Он хотел достичь такой же сложной техники исполнения, играть самые сложные произведения – 12-ю рапсодию Листа, патетическую сонату Бетховена, Шопена.
Еще в музыкальном училище он занимался импровизацией, втайне мечтая стать композитором, сочинял музыку. Гусейнов шел к своей мечте шаг за шагом, упорным трудом постигая премудрости сочинения музыки. В Московском институте культуры он посещал теоретический кружок, где изучал анализ произведений композиторов, и эти занятия многое дали ему.
Первым его произведением стала песня «Моя земля» – это была простая композиторская форма, состоящая из запева и припева. Песня на стихи Ибрагима Гусейнова была написана в годы работы в Дербентском культпросветучилище и прозвучала по телевидению. Успех воодушевил молодого композитора.
Оборачиваясь назад, он понимает: его окружали хорошие люди, и среди них композиторы Наби Дагиров и Ширвани Чалаев. Сегодня Магомед Азизханович творит дома, в своей комнате, при полной тишине. – Инструмент является двигателем мысли, но мысли приходят вне инструмента, – улыбается он. «И получается, как у Пушкина: «Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво». Каждая нота должна идти из души», – говорит он. В процессе создания композитор испытывает чувства сродни душевным страданиям – не получается, рвет листы нот. А когда произведение окончено, то наступает безмятежное спокойствие, окрашенное легким чувством сожаления: как, все уже свершилось?!

Песни разных народов привозят поэты, Возвратясь из доселе не виданных стран. Сутки был я в стране, что Гомером воспета, Но и там я писал о тебе, Дагестан.

Песни разных народов привозят поэты,
Возвратясь из доселе не виданных стран.
Сутки был я в стране, что Гомером воспета,
Но и там я писал о тебе, Дагестан.
На земле Рафаэля мне стал еще ближе
Край, где был я когда-то аваркой рожден.
Здесь, в Европе, под звуки наречья чужого,
Все поет в моем сердце знакомый родник,
Все я слышу хунзахский отрывистый говор,
Схожий с лязгом кинжалов, гортанный язык.
А когда на чужбине дожди выпадают,
Вижу в брызгах ковровые нивы Цады.
Если ж град барабанит, в тревоге гадаю:
Как там, целы гимринские наши сады?
Я от Черного плыл до Балтийского моря,
Пел я всюду, рокочущей вторя воде,
О тебе, мой народ. Как ты выдержан в горе,
Как ты плачешь беззвучно, как стоек в беде.
Как ты сдержан и скромен, добившись удачи,
Как безмерно смущен, если хвалят тебя,
Как без пылких признаний и вздохов горячих
Раскрываешь ты душу, безмолвно любя.
Как без фраз громогласных и жестов красивых
Ты умеешь на деле надежно дружить,
Как исполненный гнева, за ложь и насилье
Ты умеешь врагу вероломному мстить.
Обладаешь ты сердцем, как море, просторным,
Хоть селился в теснинах во все времена,
В этом сердце ни точки не сыщется черной,
Лишь андийская бурка у горца черна.
О косматая бурка! В отелях Европы
Сладко так не уснешь, как в объятьях твоих.
Дождь идет. Завернуться в тебя хорошо бы,
Чтобы детство явилось во сне хоть на миг.
Да, когда засыпал я вдали от России,
Как суровый мой гость, что присел на диван,
Снились мне Дагестана хребты вековые,
Глыбы скал, из расселин ползущий туман.
Пусть любые ведут обо мне разговоры,
Я тоскую везде с незапамятных пор
По тропинкам, что круто взбираются в гору,
По студеным потокам, что катятся с гор.
По далеким аулам тоскую. Как чудо,
В каждом издавна создан особый фольклор.
Старика Исбаги вспоминаю повсюду —
Наш цадинский шутник говорлив и остер.
Побывать у друзей в Унцукуле я жажду,
Там, куда ни заглянем, умельца найдем.
В Ашильту я стремлюсь — там ведь чуть ли не каждый
Появился на свет прирожденным певцом.

Could not load widget with the id 52.

Информационное сообщение

Сайт государственного оркестра народных инструментов Республики Дагестан создан в рамках программы "Электронное правительство" для осуществления планов правительства Российской Федерации направленных на всеобщую модернизацию административных отделений.