Лента новостей

Хороший спектакль - это хороший доктор, происходит исцеление души

Я думаю у каждого из нас есть просто замечательные и незабываемые впечатления, детские впечатления от театра. Помните, как мы говорили в детстве - «волшебный мир театра». Я пересматриваю и сейчас МХАТовские постановки «Без вины виноватые» с Аллой Тарасовой, Олегом Стриженовым, Алексеем Грибовым, Павлом Масальским. Попадая в театр я ощущал себя удивительным образом, так словно находился в другом измерении. Я не могу так просто утолить неимоверную жажду ещё и ещё слышать голоса актёров, следить за их игрой. Я верил каждому слову произнесённому со сцены. Я пересматривал записи почти всех спектаклей театра имени Маяковского: «Детей Ванюшина», «Трамвай Желание». Ведь не на каждый спектакль была возможность приобрести билет. А какие актёры играли в спектаклях - Евгений Леонов, Армен Джигарханян, Наталья Гундарева, Светлана Немоляева, Игорь Костолевский. Всё это называется катарсисом. Такое же потрясение я получил после «Драматической песни» в театре им. А.С. Пушкина. Казалось бы спектакль о Павке Корчагине. Но Борис Равенских поставил его так, словно это был спектакль о каждом из нас. А взять театр на Малой Бронной- Анатолий Эфрос, Ольга Яковлева. Театр на Таганке- Юрий Любимов, Владимир Высоцкий. Театр Сатиры- Валентин Плучек, Андрей Миронов, Анатолий Папанов. Ленком где начинал Марк Захаров. Знаете в театре часто ощущаешь, как энергетика актёра плавно переходит рампу и перетекает в зрительный зал. Хороший спектакль - это хороший доктор, происходит исцеление души.

Я знаю: как бы ни ушел от дома далеко, Широким полем я твоим всегда останусь, мать

Я знаю: как бы ни ушел от дома далеко,
Широким полем я твоим всегда останусь, мать.
И как бы ни поднялся я под солнцем высоко,
За твой подол я, как дитя, как сын, держусь опять.

Стоишь ты, словно горы ты видишь дальше всех,
Широким полем я внизу — у материнских ног.
О мать, ты наверху — зима, ты вековечный снег,
А я у ног твоих — весна, несущийся поток.

Но если ранний снег падет на голову твою,
Цветы полей прольют росу, а я слезу пролью.

Хоть не погиб в бою твой сын, не унесен войной,
Другие голову твою покрыли сединой.
И вот от мира одного я требую — твой сын, —
Чтоб мир на голове твоей не добавлял седин

Горцы говорят, что самое надежное место для кинжала - ножны, для огня - очаг, для мужчины - дом

Рассказывают, что в давние времена, если враги пересекали границу Дагестана, то на самой высокой горе разжигали огонь высотой с башню. Увидев его, все аулы разжигали свои костры. Это и был тот стремительный клич, который заставлял горцев садиться на боевых коней. Из каждого дома выезжали всадники, из каждого аула выезжал готовый отряд... Конные и пешие выходили на зов огня. Пока пылали костры на горах, старики, женщины и дети, оставшиеся в аулах, знали, что враг все еще находится в пределах Дагестана. Костры затухали, тогда, значит, миновала опасность, и мирные дни снова приходили на землю отцов. За долгую историю много раз приходилось горцам разжигать сигнальные огни на вершинах гор.
Эти огни были и боевыми знаменами и приказами. Они заменяли горцам современную технику: радио, телеграф, телефон. На склонах гор и сейчас видны безлесые места, словно там лежат гигантские буйволы.
Горцы говорят, что самое надежное место для кинжала - ножны, для огня - очаг, для мужчины - дом. Но если огонь вырвется из очага и запылает на вершине горы, то кинжал, покоящийся в ножнах, - не кинжал и мужчина, сидящий у домашнего очага,- не мужчина.
Could not load widget with the id 52.

Информационное сообщение

Сайт государственного оркестра народных инструментов Республики Дагестан создан в рамках программы "Электронное правительство" для осуществления планов правительства Российской Федерации направленных на всеобщую модернизацию административных отделений.